Николай — путешественник не совсем обычный, потому что в путь двинется на трехколесном велосипеде с ручным управлением. Крутить педали обычного велосипеда мужчине просто нечем — у него нет ног.

Вообще-то, писать всегда лучше об уже свершившемся событии, но 32-летний севастополец Николай Проскурин честно предупредил: если все пойдет по плану, вряд ли его можно будет застать в родном городе даже зимой, сообщает нам president.org.ua. Сейчас у него есть друзья во всей Украине, России и Беларуси, вот всех их он и собирается навестить. Первый свой маршрут еще дорабатывает, но постарается, чтобы он захватил три страны. Николай — путешественник не совсем обычный, потому что в путь двинется на трехколесном велосипеде с ручным управлением. Крутить педали обычного велосипеда мужчине просто нечем — у него нет ног.

Спешку Николай Проскурин объясняет просто: засиделся дома. Или, точнее, залежался — почти полтора года, с тех пор как стал инвалидом, провел в четырех стенах. «Тело-то мое вылечили, а душу пришлось собирать по кусочкам!» — улыбается он. Когда его после выписки из больницы несли на четвертый этаж, а мама, придерживая дверь квартиры, все просила потерпеть — мол, сейчас в кровать положат, и будет удобнее, на свое будущее он смотрел куда мрачнее. Казалось, сейчас закроется дверь за друзьями — и он навсегда останется один, обреченный изо дня в день, из года в год видеть мир только из окна.
«Я всегда был нетерпеливым, торопыгой, мне важнее было схватиться за какое-то новое дело, чем спокойно заканчивать уже начатое, — признается Николай. — Казалось, я и по жизни вот так, вприпрыжку, пройду. Но нравилась такая быстрота. Женился в 20 лет: понравилась девушка, я ее через месяц потащил в загс подавать заявление, потом дочки родились. А начались неурядицы в семье, я сразу же рубанул: не нравится — разводимся. Она согласилась. Я потом и рад был все вернуть, но не получилось. Точно так же и с работой: то тут, то там…»

Николай недолго думал, когда приятель предложил отправиться на заработки в Россию, там требовались рабочие на заготовку леса. Он считал себя неприхотливым, готов был жить в вагончике вместе с десятком других рабочих, есть два раза в день, в основном кашу и консервы, тем более что деньги обещали неплохие. Но отработав месяц, Николай узнал, что получит всю сумму по окончании срока, на который подписал контракт. И понял, что не с ним первым проделывают подобный фокус. «Стал качать права, пообещал, что никто из нашего вагончика не выйдет на работу, — вспоминает он. — Меня сильно избили, отвезли подальше, в райцентр, и выбросили. А была поздняя осень, я пролежал до утра на улице. Когда попал в больницу, мне ампутировали стопу на одной ноге и отрезали до колена другую».

Возвращаться домой Николай не хотел. Он вообще не хотел жить, не отвечал на вопросы, не просил позвонить домой. Правда, паспорт был при нем, и лечащий врач написал в Севастополь, откуда сразу же приехала мать. Но дома легче не стало.
«Я чувствовал, что просто перестаю быть человеком, мне не хотелось двигаться, мама кормила меня чуть ли не силой, — рассказывает он. — А спас меня лучший друг, Гена. Он принес груду распечатанных статей о людях, которые из-за болезни или несчастного случая стали инвалидами. И сказал: «Ты по сравнению с ними настоящий богач, у тебя есть руки, ты даже можешь ходить на протезах!» И я понял: а ведь верно, я могу еще столько увидеть».

На сайтах, созданных людьми с ограниченными физическими возможностями, Николай нашел немало друзей — он не переставал удивляться, сколько среди них поэтов, художников, вышивальщиц, пусть даже последним иногда приходится держать иголку в зубах… Вот тогда и зародилась мысль повидать всех вживую. Специальный велосипед со съемной пластиковой кабинкой подарили друзья, выпросив в каком-то благотворительном фонде. Двое из них согласились сопровождать Николая в его путешествии на машине, но только осенью, когда им дадут отпуск. Уже несколько недель квартира Николая напоминает какую-то базу: сюда снесли палатки, спальные мешки, канистры для воды и много всего другого, что понадобится в путешествии. А он все проверяет списки, звонит, покупает сувениры для друзей, которых собирается увидеть. «Торопыга!» — повторяет его мама. И улыбается — потому что сын снова похож на себя прежнего.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
(Еще не оценили)
1 октября 2008

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Если у вас есть сайт или блог . Обязательные поля помечены *